Re: Чек-лифтинг

06.08.2016 в 15:23 | Алла

Восемь месяцев назад я перенесла пластическую операцию по подтяжке средней зоны лица (типа чек-лифтинга) и блефаропластику нижних век. Это хирургическое вмешательство выполнил известный пластический хирург Якимец Валерий Григорьевич. На всех сайтах пластической хирургии он первый в списке рейтингов. Читателям, наверное, интересно, каков результат операции. Заплатив 250 тысяч руб. , пережив несколько месяцев стресса, потому что после операции моё лицо было деформировано до неузнаваемости, пройдя десятки физиопроцедур и дорогое медикаментозное лечение, на выходе имею следующее: 1.заметная асимметрия скул; 2.верхняя губа перекошена, отёчна, болит, тянет, при разговоре как бы путается между зубами (по-видимому, был задет нерв); 3.левый глаз отличается от правого. Но в общем, мне кажется, лицо выглядит несколько моложе, чем до операции. Впрочем, знакомые этого не заметили. Боюсь, что и этот положительный эффект уйдёт, как только спадёт отёчность. Конечно, обращаясь к такому известному хирургу и отдавая столько денег за операцию сравнительно небольшого объёма, я рассчитывала на лучший результат. Очень огорчена итогом операции. Мой субъективный вывод: только пьяной рукой хирург может причинить столько вреда пациенту. По закону В. Г. Якимец должен возместить мне причинённые убытки или исправить негативные последствия операции. Но он категорически отказался нести какую-либо ответственность, аргументируя так: «Вы же стали выглядеть лучше». И как-то забыл тот факт, что я заплатила ему 250000 руб. за то, чтобы выглядеть молодо. При этом ни устно, ни письменно он не предупреждал, что я поплачусь ещё губой, глазом или асимметрией скул. У меня, конечно, было желание обратиться в суд, но в Обществе по защите пациентов мне объяснили, что документы, которые я подписала, составлены таким образом, что будет трудно отсудить хоть что-то. Теперь понимаю, почему в его клинике процедура подписи проводится второпях перед самой операцией. Когда я пыталась вникать в какие-то тонкости договора, мне неизменно отвечали: «Потом в спокойной обстановке почитаешь. Пора ехать в операционную. Валерий Григорьевич ждёт, он уже нервничает». Жаль денег, которые я собирала 20 лети которые заняла на операцию. А ещё больше жаль утраченной надежды.